[ppc2lj] Фамилии в романе «Война и мир»

ОБ АНТРОПОНИМИИ В РОМАНЕ Л.Н.ТОЛСТОГО «ВОЙНА И МИР»

«Над ним не было ничего уже, кроме неба, — высокого неба, не ясного, но все-таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно…, — подумал князь Андрей… — Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме него»»…
У каждого, кто любит русскую литературу, кому дорого творчество Л.Н.Толстого, несомненно, есть свои, избранные страницы и образы этого романа: сцена в Отрадном, где юная Наташа Ростова мечтает, сидя у открытого окна, или первый бал Наташи, сцена ранения Андрея Болконского под Аустерлицем или его прощание со старым князем… Читая  роман, мы не только поражаемся сочетанию в нем широты охвата событий, многоплановых и грандиозных описаний битв с ярким и точным показом внутреннего мира героев. Богат, многопланов, образен и могуч язык романа, его речевая плоть. Валентин Катаев в статье, опубликованной в 1953 году в «Литературной газете», подчеркнул: «…У Толстого каждое слово несет предельную смысловую нагрузку… Все подчинено единственному закону — закону правды жизни». Некоторые исследователи, в частности, Г.А.Силаева, справедливо считают, что это высказывание В.Катаева о сущности языка Л.Н.Толстого с полным основанием может быть отнесено и к системе имен собственных в романе «Война и мир».
Вопрос о том, как создавал и использовал на страницах романа-эпопеи Лев Толстой имена, отчества и фамилии людей, названия сел и деревень, рек и полей, кличек животных и других имен собственных, вызывал интерес у специалистов и просто читателей практически всегда. Разные исследователи и литераторы вносили вносили свой вклад в решение этого вопроса — С.Л.Толстой, Н.Н.Арденс, М.С.Альтман, Н.Н.Гусев,, П.И.Бирюков, Э.Е.Зайденшнур, М.Б.Храпченко, Б.М.Эйхенбаум, Л.М.Мышковская, Л.М.Щетинин и др. Нередки вопросы об именах собственных в романе «Война и мир» и на публичных лекциях или во время учебных занятий. Попробуем  поэтому вспомнить некоторые интересные факты, характеризующие ономастику романа «Война и мир». Основное внимание уделим именам и фамилиям персонажей.
В целом система имен собственных романа «Война и мир» отличается от подобной системы романов «Анна Каренина», «Воскресение»: в «Войне и мире» меньше таких имен и названий, которые созданы самим автором, практически единичны наименования с выраженным ассоциативным фоном (можно назвать их и семантически значимыми). Сам Л.Н.Толстой в заметках «Несколько слов по поводу книги «Война и мир»» указал на связь фамилий своих персонажей с реальной исторической антропонимией: «Имена действующих лиц: Болконский, Друбецкой, Билибин, Курагин и др. напоминают известные русские имена. Сопоставляя действующие не исторические лица с другими историческими лицами, я чувствовал неловкость для уха говорить графа Растопчина с князем Пронским, с Стрельским или какими-нибудь другими князьями или графами вымышленной, двойной или одинокой фамилии. Болконский или Друбецкой, хотя не суть ни Волконский, ни Трубецкой, звучат чем-то знакомым и естественным в русском аристократическом кругу. Я не умел придумать для всех лиц имен, которые мне показались бы не фальшивыми для уха, как Безухов и Ростов, и не умел обойти эту трудность иначе, взяв наудачу самые знакомые русскому уху фамилии и переменив в них некоторые буквы. Я бы очень сожалел, ежели бы сходство вымышленных имен с действительными могло бы кому-нибудь дать мысль, что я хотел описать то или другое действительное лицо; в особенности  потому, что та литературная деятельность которая состоит в описывании действительно существующих или существовавших лиц не имеет ничего общего с тою, которою я занимался…»
Подсчитано, что в романе «Война и мир» свыше 550 действующих лиц. Из них 468 имеют имена или фамилии, отчества или прозвища, т.е. каким-либо образом поименованы (нередко с вариантами именований в зависимости от сцены в романе, участников диалога и т.п.). Более двухсот персонажей — это реально существовавшие исторические лица, от государственных деятелей, полководцев до актеров, музыкантов, врачей, торговцев, кучеров, поваров. На страницах романа — в развитии сюжета или вне его мы встречаемся с императором Александром I и писателем Василием Львовичем Пушкиным, с министром внутренних дел графом Кочубеем и танцмейстером Иогелем, с директором императорских театров Нарышкиным и архимандритом Фотием, с генералом Багратионом и московским доктором медицины Мудровым, с владелицей модного магазина Обер-Шальме и поваром Кутузова Титом, с московским почт-директором Ключаревым и кучером Александра I Ильей… Известно, что Л.Н.Толстой очень подробно знакомился с мемуарной литературой о первой трети XIX  века, с записками участников Отечественной войны 1812 года; из этих источников он извлек многие имена и фамилии реальных исторических лиц, известность которых, по меткому замечанию одного из исследователей творчества писателя, «ограничена во времени и пространстве».
А как возникли имена и фамилии вымышленных персонажей?
Исследователи творчества Л.Н.Толстого приходят к выводу о том, что писатель в работе над фамилиями вымышленных персонажей пользовался такими тремя основными путями: использование реальных фамилий, существовавших в конкретную эпоху; использование видоизмененных реальных фамилий; создание абсолютно новых фамилий по моделям реальных.
Для  очень многих внесюжетных и эпизодических персонажей Толстой использовал известные дворянские фамилии, например — Разумовские, Мещерские, Грузинские, Лопухины, Архаровы и др. Это, естественно, должно было создать (и создавало) у читателей соответствующее представление об этих персонажах: они являются людьми, принадлежавшими к светскому обществу. Еще до Л.Н.Толстого такое использование дворянских, аристократических фамилий для называния вымышленных персонажей мы встречаем в «Арапе Петра Великого» и «Дубровском» А.С.Пушкина, в «Уроке кокеткам» А.А.Шаховского, в «Черной перчатке» В.Ф.Одоевского. использовал Л.Н.Толстой и реальные фамилии «простых» людей: Тушин, Федотов, Селиванов, Комаров… На страницах «Войны и мира» под этими фамилиями живут солдаты и унтер-офицеры, купцы и дворники, офицеры из разночинцев,  другие персонажи.
Л.Н.Толстой широко использовал и второй способ, зашифровывая реальные фамилии, видоизменяя их. Причиной этого обычно называют нежелание писателя показать  связь персонажа с каким-нибудь конкретным прототипом, у которого Л.Н.Толстой брал лишь некоторые черты (эту мысль, высказанную самим Толстым, мы уже цитировали выше). Другой причиной использования такого приема считают требование исторического правдоподобия. И вот после незначительной «пластической» операции на страницах романа «Война и мир» появились такие видоизмененные реальные фамилии, как Болконский, Друбецкой, Билибин, Курагин и другие. В одном случае писатель произвел замену согласных звуков (Волконский — Волхонский — Болконский, Трубецкой — Друбецкой, Дорохов — Долохов), в третьем заменил сочетания звуков в середине фамилии, сохранив начальный и конечный слоги (Вильегорский — Вилларский). Использовал Л.Н.Толстой и замену суффикса реальной фамилии при одновременном выпадении отдельных звуков. Многие специалисты сходятся на том, что именно так Толстой создал фамилию Ростов. Вот что пишет Г.А.Силаева: «В одной из рукописей романа поверх зачеркнутой фамилии Простой  написано Ростов. Видимо, фамилия Ростов возникла из Простой путем отпадения первого звука (буквы) и замены суффикса фамилии на более типичный — ов. Фамилия Ростов казалась  самому писателю «нефальшивой», вероятно, потому, что напоминала известную русскую княжескую фамилию Ростовские (см родословные книги: Лобановы — Ростовские, Касаткины — Ростовские и под.)». Здесь, ппожалуй, следует вспомнить и о том интересном предположении, которое высказал в конце 50-х годов профессор М.С.Альтман. этот ученый отметил, что «переход от «Толстого — Толстова» к Ростову» был для автора, быть может, еще облегчен тем, что в русских поговорках, которые Толстой знал превосходно, он этот переклик мог найти готовым: «по ягоду, по клюкву, по хорошу, крупну: я из города Мурома, я барина бурого; я из города Ростова, я барина Толстова!».
Многие читатели «Войны и мира» хорошо помнят эпизод, в котором фигурирует  пленный французский  барабанщик Винцент Босс. Это имя интересно не только тем, что Толстой показывает, как по созвучию оно превратилось в устах партизан в Весеннего  или Весеню, т.е., писатель дает яркий пример образования прозвища на основе народной этимологии. Имя и фамилия этого персонажа также возникли путем видоизменения реальных: во время боев партизана Дениса Давыдова такой пленный действительно был взят, и звали его Викентий Бод. Этот любопытный факт из истории Отечественной войны 1812 года Л.Н.Толстой заимствовал из книги «Дневник партизанских действий»; автором которой был Денис Давыдов; в романе «Война и мир» фигурирует Василий Денисов — принцип видоизмененного сходства Лев Толстой здесь реализует через перестановку компонентов именование; Денис Васильевич Давыдов — Василий Денисов.
Третий путь возникновения фамилий вымышленных персонажей в романе — это создание их самим автором по моделям реальных: Перонская, Чатров, Телянин, Макарин, Десаль, Седморецкий и др. Однако, вероятно, нужна оговорка: в нашем распоряжении пока нет полного, исчерпывающего «Словаря русских фамилий» (хотя эта работа ведется и достаточно успешно). Поэтому трудно с определенностью судить, действительно ли фамилии эти полностью  отсутствуют в ономастике.
В начале главы уже говорилось о том, что в «Войне и мире» почти нет имен и фамилий с выраженным ассоциативным  фоном, с  определенным завуалированным смыслом. Это действительно так, и наглядно видно хотя бы на примере фамилий главных персонажей. Скажем, в «Анне Карениной» мы сталкиваемся как раз с обратным случаем: известно свидетельство сына писателя — С.Л.Толстого — о том, что для самого Льва Николаевича фамилия Каренин при создании ее имела некоторую внутреннюю форму. В своих известных записках «Очерки былого» Л.Н.Толстой писал: «Между прочим он (т.е. Лев Толстой. — М.Г.) говорил, что мысль о фамилии Каренин ему пришла от греческого слова «каренон» — (голова). Может быть он назвал Алексея Александровича Карениным потому, что Каренин ему представлялся головным, не сердечным человеком».
И все же есть отдельные именования  с выраженной внутренней формой и в романе «Война и мир»: они, будучи реальными, взятыми из жизни, становятся мотивированными в контексте романа; есть отдельные случаи и обыгрывания скрытого смысла фамилий, созданных самим Толстым. Писатель, например, успешно использовал имена, фамилии из одного любопытного труда, ставшего — в числе других книг — источником романа «Война и мир»: «Записок современника» С.П.Жихарева. в частности. Он заимствовал из дневника С.П.Жихарева и фамилию владелицы модного магазина, и каламбур, связанный с этой фамилией. Напомню небольшой отрывок из романа. Говорит Марья Дмитриевна Ахросимова: «…Ну, а их, — она указала на барышень, — завтра свожу к Иверской, а потом и к Обер-Шельме заедем…». и еще один отрывок: «На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и m-me Обер-Шальме, которая так боялась марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя». А вот отрывок из «Записок современника», хорошо известный Л.Н.Толстому: «Много денег оставлено в магазине мадам Обер-Шальме!.. Недаром старики эту Обер-Шальме переименовали в Обер-Шельму».
В тексте романа нет мотивации фамилии другой дамы — держательницы салона Шерер. Но, как считают специалисты, в тот момент, когда Толстой создавал эту фамилию (она образована по модели реально существовавших, например, Шефер), это слово могло иметь для писателя какую-то особую мотивировку. Н.Н.Арденс в своей известной книге «Творческий путь Л.Н.Толстого» пишет: «По воспоминаниям С.А.Толстой, возвращаясь от какой-то высокопоставленной дамы, у которой бывала вся знать и которая всем расточала салонные любезности с с непременным «мон шер» и «ма шер», Толстой, смеясь, говорит, что его важная собеседница становилась все «шерее» и «шерее»». Возможно, что фамилия Шерер была создана под воздействием таких впечатлений писателя. Кстати говоря, считается, что Анна Павловна Шерер по своим некоторым чертам напоминает фрейлину Анну Золлогуб.
Интересно и то, что Л.Н.Толстой в романе  «Война и мир» для «полувымышленных» персонажей нередко оставляет неизмененными имена и отчества тех людей, которые в какой-то мере были их прототипами. Достаточно вспомнить несколько примеров (вопрос этот широко освещался в литературоведческих кругах): старый граф Ростов в романе именуется Ильей Андреевичем —  прототипом ему служил дед автора «Войны и мира» граф Илья Андреевич Толстой; няня княжны Марьи — Прасковья Савишна: так в действительности звали няню самого Льва Толстого; прототипом самой княжны Марьи, т.е. Марьи Николаевны Болконской, послужила мать Л.Н.Толстого — Марья Николаевна Волконская. Большой интерес у всех читателей вызывает возможный прототип Наташи Ростовой. Принято считать, что им была Татьяна Андреевна Берс, сестра С.А.Толстой. Однако  Л.Н.Толстой не сохранил для своей героини имя Татьяна. Почему? Видимо, это связано с тем, что имя Татьяна было в определенную эпоху социально маркированным, воспринималось как простонародное (Наташа Ростова — современница Татьяны Лариной, но для Лариной Пушкин сознательно выбрал имя Татьяна, поскольку оно «работает» на образ ее семьи). А почему же тогда Л.Н.Толстой остановился именно на имени Наташа, а не на каком-то другом? Предположение по этому поводу высказал Н.Н.Гусев в своей книге о Толстом: имя Наташа могло быть дано Толстым Ростовой еще и в связи с тем, что Татьяна Андреевна Берс уже фигурировала под этим именем как персонаж другого литературного произведения — повести «Наташа», написанной С.А.Берс в 1862 году. Повесть эту, как  выяснили специалисты, Л.Н.Толстой читал и, более того, делая дневниковые записи, называл тех из своих знакомых, которые были изображены в повести С.А.Берс, именами персонажей.
Чудодейственной силой обладает  слово Л.Н.Толстого. Он был не только великим мастером, но и неотъемлемой частью  ума и совести русского народа. Как не вспомнить слова, сказанные о нем другим нашим выдающимся писателем — Максимом Горьким: «Толстой — это целый мир… Этот человек сделал поистине огромное дело: дал итог пережитого за целый век и дал его с изумительной правдивостью, силой и красотой».

М.В.Горбаневский, профессор

Понравилась информация? Поделись с друзьями:

Максим Ремезов

Смотрите вверху ссылку "Обо мне"

[ppc2lj] Фамилии в романе «Война и мир»: 5 комментариев

  • 14.02.2009 в 10:36
    Permalink

    Популяризация научных знаний — благое дело. Но хорошо было бы при этом в конце материалов помимо фамилий их авторов указаывать ссылка (линк)на первоисточник! Пишу об этом вовсе не из-за «буквоедства», а именно ради того, чтобы заинтересованные читатели Вашего ЖЖ, пройдя по этому линку, могли найти и ДРУГИЕ полезные и интересные им материалы.
    Дружески — профессор Горбаневский Михаил Викторович
    http://www.rusexpert.ru
    http://www.familii.ru
    wwww.russa.net

  • 14.02.2009 в 13:36
    Permalink

    Популяризация научных знаний — благое дело. Но хорошо было бы при этом в конце материалов помимо фамилий их авторов указаывать ссылка (линк)на первоисточник! Пишу об этом вовсе не из-за "буквоедства", а именно ради того, чтобы заинтересованные читатели Вашего ЖЖ, пройдя по этому линку, могли найти и ДРУГИЕ полезные и интересные им материалы.
    Дружески — профессор Горбаневский Михаил Викторович <a href="http://www.rusexpert.ruwww.rusexpert.ru<br /> <a href="http://www.familii.ruwww.familii.ru<br />
    <a href="http://wwww.russa.net» target=»_blank»>wwww.russa.net

    admin ответил:

    Извините пожалуйста.
    Извините пожалуйста. Давно выработал привычку давать адрес после цитирования, но "и на старуху …". :)
    Извините!
    Статья взята с <a href="http://www.familii.ru» target=»_blank»>www.familii.ru. Хорошая статья, спасибо!

  • Уведомление: Сайт о дайвинге в Крыму

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.